Взгляд изнутри: ЛСД / Inside: LSD (5 частей)



50 лет назад психоделики вроде ЛСД считались прорывом в науке. Но из лаборатории этот мощный наркотик вырвался на улицу, где приобрел дурную репутацию. Он приносит свежие мысли или сводит с ума? Сегодня наука бросает свежий взгляд на ЛСД.


Читать дальше →

FDA* дает зеленый свет клиническим испытаниям ЛСД, а ученые исследуют его медицинский потенциал. Кислота - новый Ксанакс? ч.2

Повторный момент случился в прошлом сентябре, когда FDA разрешило клинические испытания использования ЛСД для лечения тревожности у онкологических больных. Согласно Междисциплинарной Ассоциации Психоделических Исследований (Multidisciplinary Association for Psychedelic Studies, MAPS), медицинское изучение ЛСД было одобрено федеральным правительством впервые с 1960 года. Глава MAPS Рик Доблин назвал это «символом наступления психоделического ренессанса». В апреле собранные MAPS средства достигли целевой суммы в размере $225 000 и скоро запускает свои испытания ЛСД в Швейцарии, где кислота более доступна. Однако одобрение FDA является критичным моментом, поскольку означает, что швейцарские данные будут приняты и в США. Если эти результаты подтвердят эффективность ЛСД, агентство сможет начать похожие тесты безопасности и эффективности. Доблин считает возможным, что в течение следующих 10 лет в США станет доступным назначение ЛСД для лечения тревожности, связанной с опасными для жизни заболеваниями.

Реализуется еще несколько клинических испытаний ЛСД, одно из которых проводится в гарвардском госпитале Маклина. Неправительственная группа содействия «Cluster Busters», соучредителем которой является Воулд, финансирует работу гарвардского доктора Джона Халперна. В настоящее время доктор Халперн использует модифицированный ЛСД для лечения пациентам с кластерными болями, у большей части из которых успешно прекратились болезненные циклы за недели или месяцы. Халперн считает, что они могут в конечном счете найти лекарство от заболевания, которое было загадкой для врачей в течение многих лет и надеется на то, что в скором времени будут начаты более масштабные исследования. Другие университеты также начинают серьезное изучение ЛСД и других психоделиков. Университет Беркли сотрудничает с Калифорнийским тихоокеанским медицинским центром, для того чтобы понять, как ЛСД воздействует на мозг. А в лаборатории Джонса Хопкинса испытуемым вводится псилоцибин с целью выявления «переживаний с личным и духовным смыслом».

Воулд знает много людей как он из полицейских и юристов, которые были бы счастливы получать такие таблетки. Он был осторожен, когда впервые пробовал кислоту, но с тех пор он стал верным (если не больше) защитником этого дела. «Вам не обязательно идти на концерт Grateful Dead, для того чтобы принимать кислоту», — говорит Воулд. Но он по-прежнему осторожен во время трипа, который он воспринимает как побочный эффект лечения — для лечения кластерных головных болей требуется очень малая доза. «Цвета становятся слегка забавными, — говорит он, — но я не вижу никаких розовых слонов».
Хотя FDA не будет специально комментировать исследования препарата, представитель агентства заявил газете The Daily Beast: «Мы действительно рассматриваем возможность применения психоделических препаратов. Для них действуют такие же правила, установленные FDA, что и для других лекарственных средств. И сейчас проходят кое-какие исследования, которые было решено продолжить».

«Можно сказать, что существует некий баланс между наукой и истерией вокруг войны с наркотиками, — говорит Доблин. — Сейчас, с высоты 23-летней истории MAPS, мы видим, что этот баланс смещается от антинаркотический пропаганды к научному подходу к МДМА (активный компонент экстази), мескалину, ЛСД, ДМТ (еще один психоделик). Даже под давлением Национального института наркомании FDA поступило отважно, разрешив продолжаться научным исследованиям».

FDA* дает зеленый свет клиническим испытаниям ЛСД, а ученые исследуют его медицинский потенциал. Кислота - новый Ксанакс? ч.2

Повторный момент случился в прошлом сентябре, когда FDA разрешило клинические испытания использования ЛСД для лечения тревожности у онкологических больных. Согласно Междисциплинарной Ассоциации Психоделических Исследований (Multidisciplinary Association for Psychedelic Studies, MAPS), медицинское изучение ЛСД было одобрено федеральным правительством впервые с 1960 года. Глава MAPS Рик Доблин назвал это «символом наступления психоделического ренессанса». В апреле собранные MAPS средства достигли целевой суммы в размере $225 000 и скоро запускает свои испытания ЛСД в Швейцарии, где кислота более доступна. Однако одобрение FDA является критичным моментом, поскольку означает, что швейцарские данные будут приняты и в США. Если эти результаты подтвердят эффективность ЛСД, агентство сможет начать похожие тесты безопасности и эффективности. Доблин считает возможным, что в течение следующих 10 лет в США станет доступным назначение ЛСД для лечения тревожности, связанной с опасными для жизни заболеваниями.

Реализуется еще несколько клинических испытаний ЛСД, одно из которых проводится в гарвардском госпитале Маклина. Неправительственная группа содействия «Cluster Busters», соучредителем которой является Воулд, финансирует работу гарвардского доктора Джона Халперна. В настоящее время доктор Халперн использует модифицированный ЛСД для лечения пациентам с кластерными болями, у большей части из которых успешно прекратились болезненные циклы за недели или месяцы. Халперн считает, что они могут в конечном счете найти лекарство от заболевания, которое было загадкой для врачей в течение многих лет и надеется на то, что в скором времени будут начаты более масштабные исследования. Другие университеты также начинают серьезное изучение ЛСД и других психоделиков. Университет Беркли сотрудничает с Калифорнийским тихоокеанским медицинским центром, для того чтобы понять, как ЛСД воздействует на мозг. А в лаборатории Джонса Хопкинса испытуемым вводится псилоцибин с целью выявления «переживаний с личным и духовным смыслом».

Воулд знает много людей как он из полицейских и юристов, которые были бы счастливы получать такие таблетки. Он был осторожен, когда впервые пробовал кислоту, но с тех пор он стал верным (если не больше) защитником этого дела. «Вам не обязательно идти на концерт Grateful Dead, для того чтобы принимать кислоту», — говорит Воулд. Но он по-прежнему осторожен во время трипа, который он воспринимает как побочный эффект лечения — для лечения кластерных головных болей требуется очень малая доза. «Цвета становятся слегка забавными, — говорит он, — но я не вижу никаких розовых слонов».
Хотя FDA не будет специально комментировать исследования препарата, представитель агентства заявил газете The Daily Beast: «Мы действительно рассматриваем возможность применения психоделических препаратов. Для них действуют такие же правила, установленные FDA, что и для других лекарственных средств. И сейчас проходят кое-какие исследования, которые было решено продолжить».

«Можно сказать, что существует некий баланс между наукой и истерией вокруг войны с наркотиками, — говорит Доблин. — Сейчас, с высоты 23-летней истории MAPS, мы видим, что этот баланс смещается от антинаркотический пропаганды к научному подходу к МДМА (активный компонент экстази), мескалину, ЛСД, ДМТ (еще один психоделик). Даже под давлением Национального института наркомании FDA поступило отважно, разрешив продолжаться научным исследованиям».

До 1966 года, когда ЛСД был запрещен, он имел богатую научную историю и использовался как популярное средство для лечения всего — от алкоголизма до аутизма. (на YouTube можно найти видео 9-летнего ребенка, прошедшего через трип под присмотром врача). Но рекреационная репутация ЛСД сделала дальнейшие работы в Кембридже и других университетах опасной темой. Доктор Джон Мендельсон, который первым начал исследования ЛСД в Калифорнийском тихоокеанском медицинском центре, говорит: «Было несколько неудобно, поскольку медицинская репутация вещества подпорчена. Наше научное руководство чувствовало, что будет очень трудно найти оправдание в контексте медицинских исследований».

Сильнейший барьер на пути к психоделическим исследованиям, согласно Доблину, это невозможность получить разрешение. Поскольку ЛСД находится в Списке I в США, финансирование поступает только от частных пожертвований, со многими из которых возникают проблемы. «Есть люди, которые боятся оказаться в наших списках адресатов, — говорит Доблин. — Они опасаются, что DEA** займется ими». Несмотря на это, он нашел богатых гражданских либертарианцев из Силиконовой долины, у которых есть положительный опыт с препаратом и которые готовы поддержать его «20-летний план в $20 миллионов» с целью сформировать медицинский ЛСД-мейнстрим.

Конечно, даже если препарат будет легальным, неясно, сколько будет предусмотрено требований для ЛСД. Медицинский потенциал, говорит Мендельсон, ограничен — кластерные головные боли, например, наблюдаются менее чем у 1% популяции, а лекарственные препараты вроде Имитрекса воздействуют на те же рецепторы без побочных эффектов. Потенциал препарата для расширения сознания и духовности может быть неограниченным, но достаточно ли причин легализовать его? Доблин представляет будущее, в котором любой здоровый человек сможет пойти в клинику и испытать свой первый трип под надзором. «Раньше когда говорили о йоге, вас считали чокнутым. Но сейчас даже в YMCA*** есть классы йоги», — говорит он.

Амбиции Мендельсона гораздо более скромны. Он говорит, что он просто счастлив, что наконец-то стали возможны нормальные исследования. Во многом наиболее значимым в ЛСД-прорыве стал сам препарат. Это самый мощный психоделик в своем роде. Он действует на несколько часов дольше, чем МДМА или псилоцибин, а его профиль риска наиболее высокий среди всех психоделиков [это не значит, что ЛСД вреден — imonty]. Но исследователи утверждают, что именно эти обстоятельства делают ЛСД наиболее соблазнительным. «Он более перспективный, более мощный, а так же обладает огромным терапевтическим потенциалом», — говорит Доблин. — «Это как приручение льва. Если мы сможем приручить льва, тогда мы сможем работать и с леопардом, и с волком».

Пол Шродт — писатель, проживающий в Нью-Йорке. Он сотрудничает с журналом Нью-Йорк, Радар и Esquire.com.
FDA = Federal Drug Administration = Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов
**DEA = Drug Enforcement Agency Structure = Управление по борьбе с наркотиками.
***YMCA = Young Men Christian Association = Христианская юношеская ассоциация.

FDA* дает зеленый свет клиническим испытаниям ЛСД, а ученые исследуют его медицинский потенциал. Кислота - новый Ксанакс?ч.1

FDA* дает зеленый свет клиническим испытаниям ЛСД, а ученые исследуют его медицинский потенциал. Кислота — новый Ксанакс?
Боб Воулд не выглядит как типичный «кислотник». Боб работает подрядчиком, у него счастливый брак и четверо детей, он живет в пригороде Чикаго и он никогда даже не помышлял о приеме психоделических препаратов до момента, с которого прошло уже 10 лет. Тогда он страдал кластерными головными болями, — которые за их силу иногда называют «болью самоубийц», — по 12 часов в день, а на лечение тратил более $20 000 в год. Однажды на веб-сайте группы поддержки он прочел одно сообщение, автор которого утверждал, что найдено новое чудесное лекарство от кластерных головных болей: ЛСД.

Воулд решил попробовать. «По сравнению с операцией на мозге, — говорит он, — прием пары доз ЛСД выглядит гораздо более привлекательным». Но с момента полицейской облавы на крупнейшую в США ЛСД-лабораторию девять лет назад препарат стало найти гораздо труднее. Поэтому Воулд решил попробовать ближайший эквивалент, который пришел ему на ум: псилоцибин, или «волшебные грибы» (потом он перешел на ЛСД, который, по его словам, действует лучше). Психоделик, купленный у удаленного дилера, появился на его крыльце в коричневой коробке. Он принял одну дозу: 1.5 грамма. «Через 15 минут я почувствовал изменение, — говорит он. — Пожалуй, впервые за 20 лет, мое сознание стало чистым. Такое впечатление, что другие лекарства просто маскировали состояние. Но под кислотой всякое давление проходило».

Большинство людей с головными болями не собираются принимать нелегальные препараты. И скоро им не придется этого делать. Впервые за четыре десятилетия правительство дало зеленый свет исследованиям ЛСД на предмет медицинского применения. Если эти исследования будут плодотворны — а первые многообещающие результаты уже получены — люди вроде Воулда однажды смогут заехать за таблетками ЛСД в ближайшую аптеку.